13:22 

Сирвента о поэтах и королях прошлого

Не помню, в каком уж далёком году
Лихой, удалой, молодой трубадур,
Оставив доходный цветной балаган,
О доле народной куплеты слагал:
О хищных богатых князьях-подлецах,
О жадных аббатах и жирных купцах,
О том, что охота бы наоборот –
И плакал народ, и смеялся народ.

И в каждой песне был накал
И фейерверки шуток.
И парню громко подпевал
Его пустой желудок.
И песни шли по городам
И угнетённым душам
И замолкали, лишь когда
Певец садился кушать.

Кансона бежала, меняя слова,
И всё дорожала его голова.
А парень – по тощей природе вещей
Всегда убегал сквозь малейшую щель.
Но слава – не окорок. Как ни крути –
То в гору, то под гору надо идти.
И шёл ли по круче он вверх или вниз,
Нёс в сердце заученный в детстве девиз:

«Когда я ем – я глух и нем
К народному терзанью.
Я отрешаюсь от проблем
И ем свою лазанью.
Громи злодеев и невеж,
Грызи пороки волком –
Но если толком не поешь,
И жить не будешь толком».

Но время летит и на судьбы глядит –
На площади новый читают эдикт:
«За силу и правду задорных кансон
Назначить бродягу придворным певцом!»
Ну как не плясать от таких новостей!
Тем более кормят по десять раз в день.
И муза лежит у камина пластом:
Немного подремлет – и снова за стол.

…У тех, кто властью наделён,
Рассудок нынче куцый.
Им до монархов тех времён
Тянуться и тянуться.
Пускай в истории моей
Расслышит власть имущий:
Вино люблю я похмельней.
И супчик – чтоб погуще.


Автор: Nicomaco

URL
   

Песни Вандервельта

главная